я

Несколько слов о восточной символике

Мой предыдущий пост, написанный три месяца назад, назывался "Ещё одно, последнее сказанье...". Это название подразумевало под собой грядущее окончание моей работы в южнокорейском университете и, как следствие, завершение деятельности в ЖЖ, интерес к которой со стороны немногочисленных читателей был обусловлен в основном именно корейской темой. О прочем мне вовсе нечего сказать, ибо о нынешней жизни я ничего не знаю. Ни как заработать миллион, ни как обустроить Россию. Вряд ли мои посты откроют что-либо новое и тем близким мне людям, которые могли бы стать моими друзьями и в реальной жизни: мы и без того единомышленники. Поэтому я и назвал пост "Ещё одно, последнее сказанье...". Но недавно я вспомнил о нём и подумал, что гораздо логичнее было бы озаглавить таким образом запись, посвящённую не красоте корейской осени, а окончательному возвращению домой, в Петербург. В противном случае у всякого, кто зайдёт в этот журнал, возникнет мысль, будто автор, уйдя на заслуженный отдых, то ли растворился в воздухе, то ли охмурил местную вдовушку, прикупил пару грядок под капусту, чеснок и перец, открыл торговлю кимчи, а о родных пенатах и думать забыл... Во избежание возникновения у читателей подобного впечатления следующий пост будет непременно о Петербурге, а этот - о красоте корейской осени и некоторых символах, связанных с природой.




Collapse )
я

Об одном из параллельных миров

Мой дом выходит одной стороной на улицу Репина. Это самая узкая улица города, поэтому никаких бизнес-центров на ней не увидишь. Кроме того, она вымощена камнем, и на ней часто снимают фильмы про старину. Мне она кажется очень уютной, тёплой, как бы частью моего коммунального жилья, а её жители и прохожие, которые попадаются навстречу, соседями по квартире и их гостями.
Будучи в отпуске, я начинаю с неё путешествие по городу: дохожу по ней до Румянцевского сада, затем сворачиваю к Академии художеств, выхожу на набережную, перехожу по Благовещенскому мосту на другой берег Невы, а там - куда глаза глядят... Вечерами иду по ней в другую сторону: до Среднего, а потом либо к метро, либо через Тучков мост на Петроградскую, а потом уже куда ноги поведут.
Этим летом ходить по ней мне пришлось чаще обычного. И не просто ходить, а ещё и всматриваться в каждый её закуток, не пропускать ни одной подворотни, заглядывать под каждый куст, прислушиваться к любому едва различимому звуку - и при каждом удобном случае начинать свой путь заново. По этой причине она стала мне ещё ближе, а минувшее время теперь кажется будто спрессованным и застывшим. Описывать то, что всему этому предшествовало, означало бы опередить это время, оставить его позади, а мне хочется в нём остаться.




Collapse )
я

Петербург. Коротко о красоте в разных её ипостасях

В конце июня прилетел в отпуск и сразу решил никаких текстов не писать, а только ходить повсюду и фотографировать, чтобы выложить всё осенью и тем продлить лето. Оно ведь с годами всё мимолётнее, а если ещё и тратить по нескольку часов в день на раздумья, что бы такое сочинить, и вовсе его не заметишь. Погода, правда, моим планам способствовала далеко не всегда, но и не была помехой.




Collapse )
я

Уже лето

То, что отснял в мае. Последние мгновенья корейской весны. Время мчится - не успеваешь привыкнуть к новому пейзажу вокруг, а он уже опять другой. Как в театре: погас свет, зажёгся, а сцену не узнать. Отцвёл снеговец, за ним акация, облетели пионы вокруг пруда - и всё. Температура днём под 30°, цветут только кувшинки да пара представителей нездешней флоры, привезённых, чтобы продлить весну - и всё-таки это уже лето. А в родных краях между тем белые ночи, а под окнами сирень...



Collapse )
я

О живописи, весенней зелени и дальтонизме

Шёл на работу мимо озера, спугнул цаплю, но успел выхватить из кармана смартфон. Получилось нечто похожее на традиционную гравюру или роспись по шёлку, хотя, возможно, это одному мне кажется, как и многое другое в этом мире...




Collapse )
я

Ещё раз о красоте

В минувший понедельник, по пути на работу, получил от незнакомой студентки пасхальное яйцо с надписью "Иисус воскрес". Вроде пустяк, а до сих пор тепло на душе. В Шри Ланке между тем продолжаются взрывы. Слышал, будто это самая красивая на свете страна. Хожу теперь и без конца думаю: отчего же тамошняя красота не спасает мир? Я имею в виду не Божье творение, которое подразумевал герой Достоевского, а то короткое время, когда это творение обходится без стрельбы и взрывов. Что же, выходит, красота умиротворяет только непривычного к ней человека, а тот, кто родился среди неё, воспринимает её как нечто само собою разумеющееся и потому не замечает, а если и замечает, то не считает её ценностью, ради которой можно было бы поступиться какими-либо интересами и принципами или хотя бы держать их при себе? Не могу поверить.



Collapse )