Владимир Андреев (vlapandr) wrote,
Владимир Андреев
vlapandr

Categories:

Jesus Christ Superstar. Великой опере - 40 лет!

Сорок лет назад, в октябре 1970 года, Эндрю Ллойд Уэббер и Тим Райс представили на суд слушателей двойной альбом с записью рок-оперы Jesus Christ Superstar ("Иисус Христос - суперзвезда"), которой было суждено стать одним из самых известных музыкальных произведений двадцатого века. Упоминая об этой опере, фамилию либреттиста ставят рядом с фамилией композитора не случайно: смысловая концепция и непосредственно текст играют в опере роль столь же значительную, как и музыка. И хотя Тим Райс был далеко не первым, кто облёк в художественную плоть человеческую ипостась Христа и задумался над мотивами предательства Иуды (вспомним Леонида Андреева, Булгакова, Борхеса), его нетрадиционная трактовка библейских событий заставляет нас ощутить их живую связь с современностью - и тем ценна.

Согласно замыслу авторов, Иуда предаёт Христа из идейных соображений: зазнавшийся, уверовавший в свою непогрешимость и благосклонно относящийся к тому, что его начали обожествлять, учитель по сути сводит на нет то, чему учит - ближних же при этом подвергает опасности, так как на деле не знает, что делать дальше, и устало доигрывает свою роль, идя на поводу у пока ещё восторженной толпы.

На следующий год после выхода альбома, на котором партию Иисуса исполнил солист Deep Purple Ян Гиллан, опера была поставлена на Бродвее. Поначалу спектакль вызывал протесты верующих, но позже, узнав о том, что у молодых зрителей он вызывает поистине религиозный экстаз, Ватикан сменил гнев на милость.

Дважды, в 1973 и в 2000 году, опера была экранизирована, и если в первой версии реалии нашего времени вводятся в сюжетную ткань лишь периодически, второй вариант целиком осовременен.



Тем не менее обе версии сходятся в подаче многомерного образа Иуды. С одной стороны, уже в самом - не совсем безбожном - либретто отдана дань известному тезису о том, что предательство Иуды было частью Божественного замысла (ибо без предательства Иуды Христос не был бы распят, а значит, не было бы и спасения человечества путём искупления его грехом Сыном Божьим). Иуда неоднократно произносит, обращаясь к Христу: "Это ты хочешь, чтобы я это сделал", "ты знал", "ты убил меня" - хотя сам Иисус лишь смутно догадывается о своём предназначении: "Но если я умру, что станет мне наградой?"

С другой стороны, Иуда, явивишись из благих побуждений к недругам Христа, с изумлением и ужасом обнаруживает в глубине себя корыстный мотив, чему способствуют искушающие его саддукеи. Он обращается к ним как друг, как единомышленник - они же отвергают и его претензии на равенство им, и возможность наличия у его поступка какой-либо иной причины, нежели алчность - и не слишком при этом ошибаются. Отныне так же, как Иисус являет собой человеческую ипостась Бога, он, предатель Иуда, становится олицетворением дьявольской ипостаси человека.



Исходя из предопределённости происшедшего, мы сочувствуем Иуде как орудию исполнения Божественного замысла - собственно, ещё одной его жертве, но руководствуясь положением о свободной воле, мы презираем его: предательство есть предательство. Декарт считал соотнесение предопределённости и свободной воли непостижимым. Вряд ли у нас есть основания возражать ему. Остаётся лишь воскликнуть: верую, ибо абсурдно!

Но если вспомнить, что именно является основой и сутью христианского учения, подобные парадоксы представляются не столь важными, чтобы ломать над ними голову.

Tags: культура, музыка, психология, религия, рок
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 50 comments