Владимир Андреев (vlapandr) wrote,
Владимир Андреев
vlapandr

Categories:

Путешествие в Андон



В субботу ездил с русскими коллегами в город Андон. День, как известно, был необычный: мало того, что полнолуние, так ещё и луна в перигее - должно быть, самое благоприятное время для разного рода колдовства. Тем не менее ездили мы не колдовать, а любоваться достопримечательностями города, который считается средоточием корейского духа. Необычное же встретилось нам немедленно - в облике продавца пастилы, вокруг которого клубился рой пчёл. Продавца пчёлы не трогали: их интересовал его товар, который они активно дегустировали. Свидетельствую, что вкус пастилы от этого нисколько не пострадал. Возможно даже, что соприкосновение продукта с благородными насекомыми наделило его полезными свойствами. Что касается погружения в ауру корейской старины, то ему в немалой степени способствовало присутствие неподалёку, рядом с кофейным автоматом, деревянной молотилки, которая напоминала некий волшебный артефакт - вроде машины времени. Стоить покрутить колесо - и...



Впрочем, надобности в этом не было: чтобы перенестись в старину, оказалось достаточно перейти через мост, название которого переводится с корейского как "мост лунного света".



За исключением металлического основания, мост целиком сделан из соснового дерева.



Это самый длинный пешеходный мост в Корее. Его длина...
Поймал себя на том, что внутренний голос, который озвучивает этот текст, приобрёл механический оттенок - и после указания длины неизбежно последует: а теперь, дорогие друзья, посмотрите направо...



Нет, дорогие друзья, посмотрите вниз... Как сверкает, слепит, завораживает изумрудная вода под мостом...



На другом берегу - История. Этой статуе - десять веков. Кажется, что даже каменный Будда оказался в состоянии победить время и пространство - и его голова пребывает где-то в ином измерении. Неподалёку от изваяния, там, где начинается дорога, ведущая в фольклорную деревню - огромное деревянное изображение чансына, духа-охранителя селения. Работу свою дух выполняет добросовестно, в чём может убедится всякий, кто побывает в этой деревне.



Справа от пруда дорога поднимается в гору. Соломенные крыши старинных домов чередуются с черепичными. В домах с соломенными крышами жили простолюдины, в домах, крытых черепицей - знать.



Ныне в этих домах никто не живёт. Всё это музей.



Хотя о корейских домах, традиция строительства которых связана с подношениями различным духам (духу порога, духу верхней балки и другим), так говорить не следует.



Живут, конечно, живут. Разве может это всё существовать и поддерживаться в идеальном порядке только для праздных туристов?



Под крыльцом горит пламя, обогревающее жилое помещение. Горит огонь и в очаге. В котле кипит твенчжан-ччиге...
Пардон, это я нечаянно.



Почему-то вспомнился родной дом Сервантеса в Алкала-де-Энарес. Там такой же внутренний двор. Или мне кажется?



Unus mundus...



Кто-то из коллег грустно шутит, что у нас подобное место наверняка облюбовали бы бомжи. А тут почти ни души вокруг - и никаких материальных следов чьей-либо жизнедеятельности.



Что ж, либо в Корее нет бомжей, либо народ бережно относится к своей истории, либо тот чансын, который стоит у дороги, добросовестно выполняет свою работу. С такими мыслями мы отправились на поиски другой старинной деревни, отличие которой от этой состоит в том, что там живут люди. В ней уже прежде бывали мои коллеги, однако напрочь забыли, как она называется и как туда ехать. Пришлось автору этих строк, мешая английский с труднопостигаемым корейским, создавать проблемы местным посетителям заповедника: где, мол, находится "just like this, хачжиман коги сарамын сараё"? Выяснилось, что деревня называется Хахве, а путь к ней указан на большой карте внизу. А о поездке туда расскажу в следующий раз.



(Продолжение здесь...)
Tags: Южная Корея, культура, музыка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments