Владимир Андреев (vlapandr) wrote,
Владимир Андреев
vlapandr

Categories:

О наступлении тёплых дней

Кажется, холода уже не вернутся. Сегодня впервые не включал на ночь отопление: пол и без того был тёплым. Обычно с наступлением тепла я перебираюсь с обогреваемого пола на кровать, но сейчас, пожалуй, спешить не буду: не тянет. Собственно, я и в Питере предпочитаю спать на полу. Такова и корейская традиция. Нет, конечно, кровати есть, и когда мы со студентами выполняем упражнения на предложный падеж, я всегда спрашиваю их, где они обычно спят, на полу или на кровати - и ответы получаю разные. Но в традиционном корейском доме спят на полу. Думаю, это полезнее. А кровать только место занимает, как сказал один профессор из Чхунчхона.

Днём уже можно ходить в рубашке. Скоро наступит жара. Любимый мой напиток в жару - охлаждённый компот из маринованной хурмы с имбирём и корицей. Называется он сучжонгуа. Всё хочу с помощью коллег выведать рецепт, но кто ж его выдаст! Зато видел в центральном книжном магазине шикарные кулинарные книги на английском. Надо приобрести, чтобы во время отпуска радовать родных и друзей чем-нибудь вот таким...



За пять лет мои гастрономические предпочтения неоднократно менялись: на первое место в кулинарном рейтинге выходил то жареный кальмар с рисом, то суп из устриц, то суп из соевой пасты твенчжан, то сырая рыба, то свинина, которую готовят на открытом огне... Теперь это таккальби - кусочки куриного мяса, обжаренные с перечной пастой... Впрочем, пока я не купил поваренную книгу, ничего выдумывать не буду. Прочитаю - поделюсь. А вообще я давно заметил, что привлекают меня в корейской кухне больше не сами блюда, а закуски к ним. Особенно люблю ботву редьки, приправленную яблочным уксусом, кунжутным маслом, молотым красным перцем и солью. Сама жизнь!



Конечно, жизнь это не только еда...



Вот вишня расцвела... Хоть и с опозданием, но наступили-таки "белые ночи". Но любимое дерево у меня всё-таки магнолия - с тех пор, как увидел её ночью в Сарагосе: на площади перед собором бурлила толпа, в лучах прожекторов над куполом метались стаи летучих мышей, откуда-то доносилось пение уличных артистов - и всё это окрашивал тоской по чему-то неведомому едва ощутимый лимонный аромат, доносящийся из темноты, где среди широких листьев отливали лунным светом огромные бутоны...
В провинции Кёнсанбукто магнолии повсюду.



Здесь должен жить счастливый человек. Кто-то скажет: да, машина у этих ворот стоит недешёвая. Но мы-то знаем, что прямой зависимости между богатством и счастьем нет, ибо ежели душа у кого черна, то всего ему будет мало, и пусть он трижды богат - жить ему в зависти, злобе и страхе. О том и известная корейская сказка о братьях Хынбу и Нольбу, иллюстрация к которой украшает фасад традиционного ресторана недалеко от горы Пальгонсан. Вкратце историю мне рассказал профессор Ли Гю Хван, который и привёз меня в этот ресторан. Позже я нашёл более подробное её изложение в статье корееведа Татьяны Симбирцевой "Возвращение душистой весны"

Повесть... рассказывает опять же о почтительности в семье, но здесь главный герой — идеальный младший брат по имени Хынбу. Он был добр, чтил родителей, горячо любил старшего брата Нольбу, который был ему полной противоположностью. «С душой, покореженной, будто ствол китайской айвы, перекрученной, словно гаоляновые листья от тумана при восточном ветре, он все делал наперекор здравому смыслу». Движимый алчностью, желая выгадать на хлебе, он выгнал Хынбу с женой и многочисленными детьми из родительского дома, обрек их на нищету. Но даже в самые горькие минуты душа Хынбу была чиста, «как белый нефрит». Считая добродетель образцом, он был далек от зла, не знал ни зависти, ни жадности и не искал утех в вине. «Как можно надеяться приобрести богатство и чины, имея такую душу?»

Милостью высших сил справедливость в конце торжествует. В благодарность за спасение птенца царь ласточек послал Хынбу семечко тыквы-горлянки. Из него выросли пять гигантских тыкв, в которых оказались чудесные снадобья стоимостью «десять тысяч раз по сто миллионов лянов» и множество разного добра. Выскочившие из них плотники построили Хынбу просторный дом. Его амбары сами наполнились зерном, а небесная красавица изъявила желание стать его наложницей. Так в мгновение ока он стал великим богачом. Злому же старшему брату тот же царь послал десять тыкв. Из них вышли: алчные чиновники, монахи с трещотками и барабанами; стенающая похоронная процессия; галдящие толпы шаманок, коробейников, бродячих артистов и подгулявших молодцов, слепцы-нищие «со всех восьми провинций». Все они требовали от Нольбу денег, и попробовал бы он их не дать! А из последней тыквы хлынул бурлящий поток нечистот, который заполнил доверху весь дом. Так Нольбу лишился и крова, и богатств. Узнав о его разорении и позоре, младший брат пришел на помощь: привез с семьей к себе, отвел лучшие покои, снабдил всем необходимым, ухаживал и утешал. Такое благородство растрогало Нольбу. Покаялся он в своих дурных деяниях, и братья зажили в мире и согласии, какие редко встречаются у людей. «Люди прославили совершенные добродетели Хынбу, и имя его не забывалось сотни лет». Помнят его в Корее и сегодня.




Чонгукчжан - густой, терпкий, душистый суп из соевой пасты. Пахнет корейской деревней. Я беру его на обед в дождливую погоду. Он согревает. Рядом закуска к нему: салатные листья с соевыми бобами, кунжутным семенем и желе из желудей.



Жареная скумбрия. Это её запах, доносясь из окон университетских столовых, так часто побуждает изменить намеченный маршрут и распорядок дня. Там её готовят на сковороде, не жалея масла - здесь, вероятно, приготовили по тому же рецепту, но на вкус она больше походила на запечённую в духовке.



Вот она на салатном листе вместе с кусочком маринованного помидора и кимчи...



А на десерт - сучжонгуа, тот самый компот из хурмы с имбирём и корицей, который пьют в жаркую погоду - и который не менее вкусен и в прохладных весенних сумерках. Теперь, на сон грядущий, осталось только прочитать какую-нибудь корейскую сказку. Моя любимая - "Феи с алмазных гор" на третьей странице. А почему - поймёт всякий, кто её прочитает.
Tags: Южная Корея, корейская кухня, природа, фольклор
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments