Владимир Андреев (vlapandr) wrote,
Владимир Андреев
vlapandr

Categories:

Петербург. Васильевский остров. Январь



Иногда смотришь на что-нибудь, а оно вдруг вызывает в сознании нечто похожее - и настолько ярок этот мысленный образ, что он на какое-то время затмевает собой предмет, его вызвавший. И тогда волей-неволей в голову приходит мысль: а что есть реальность? Так решётка, обозначающая границу между какой-нибудь линией Васильевского острова и подворотней, за которой ветвится лабиринт проходного двора, превращается в буддийскую мандалу, в диковинную арфу, в гигантскую паутину, а потом и вовсе теряет связь с чем-либо значимым.



Так и колокольня Андреевского собора, едва показавшись над покатыми крышами, превращает окрестности в Изумрудный город из детской сказки.



Изумрудный город, как всякий помнит, был столицей Волшебной страны. Когда я разглядываю на карте очертания Васильевского острова, мне вспоминается карта из книжки про ту страну. На ней было изображено множество башенок, похожих на нашу колокольню, а дворец волшебника напоминал очертаниями сам собор.



Близость иной реальности особенно явственно ощущается в те дни, когда на улице около двадцати градусов мороза, и люди выходят на улицу лишь по исключительной надобности. Над пустыми тротуарами летают голуби, а деревья, фонарные столбы и редкие фигуры прохожих отбрасывают длинные причудливые тени.



Этот дом тоже давно пуст. Его реконструировали и хотят устроить в нём гостиницу. Что-то не складывается. У дома такая богатая история, что он, по всей видимости, просто переполнен духами тех, кто проживал в нём, начиная с тридцатых годов восемнадцатого века. Они, должно быть, и строят козни инвесторам. Думаю, если устроить здесь музей истории острова, обитатели дома были бы только рады.



Впрочем, где на Васильевском их нет, этих невидимых нам жильцов? Помню, когда поселился в той квартире, где жил философ Исайя Берлин, затеял менять обои. Стал отдирать старые. Обнаружил под ними ещё несколько слоёв: обои - газеты - опять обои - вновь газеты... Сначала читал телепрограммы своего детства, речи Хрущёва о целине; потом - о процессах над вредителями, а под конец - сводки с фронтов первой мировой. Время остановилось.



Нынешний мой дом одной стеной стоит на улице Репина. Сюда во время блокады привозили тела умерших и складывали их прямо на улице одно на другое. Когда вижу, когда по брусчатке катит очередной джип - не по себе. Всё понимаю, но - не по себе. Это личное. Я на эту тему каждый год в январе сочиняю подробный пост, хожу по улицам и проговариваю его про себя, а потом решаю, что этого достаточно. Личное.



А вот то, что Васильевский остров - сказка, понятно всем и без слов.



Чего стоят одни брандмауэры - эти исполинские зеркала для пускания солнечных Змеев Горынычей!



Иногда Горынычи материализуются и приземляются в василеостровских дворах, чтобы отдохнуть. И так им нравится на острове, что они остаются здесь навсегда.
Tags: Васильевский остров, Петербург, зима
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments