Владимир Андреев (vlapandr) wrote,
Владимир Андреев
vlapandr

Вновь я посетил...

В прошлый раз я написал, что мне больше не хочется ни путешествовать, ни даже гулять, потому что как только я собираюсь куда-нибудь отправиться, задуманное тут же представляется мне во всех подробностях, так что осуществление плана теряет всякий смысл. В ответ я получил комментарий от elven_gypsy, который гласил: "Но ведь оно обязательно произойдет не так, как представлялось. Непредугадываемо". В ответ я, как водится в таких случаях, прокряхтел нечто об иссякших силах и утраченных чувствах, но душою тем не менее встрепенулся и подумал: а не тряхнуть ли стариной да не съездить ли к морю, на пляж Хеундэ? Тем более, что, как мне сообщили коллеги, в этом году, в связи с ранним началом лета, об открытии купального сезона было объявлено на месяц раньше обычного. Конечно, долгая поездка на поезде в другой город требует значительной затраты сил, поэтому я не отказался от ужина, как всё чаще бывает в последние дни, а пошёл в столовую и заказал огромную куриную котлету с рисом и тонко наструганной свежей капустой. Я читал, что отбивная котлета в Корею пришла из Японии, а туда - из европейской кухни, так что слово cutlet сначала превратилось в катсу, а потом в кассы. Свиная отбивная в Корее называется тонкассы, а куриная - чикинкассы. Блюдо сочное, ароматное, сытное и в меру острое. В капусту добавляется майонез. Я пишу эти строки, когда подходит время ужина. Я пропустил бы его, но чувствую, что не смогу, поэтому извините, если дальнейшее повествование будет скомканным, а может, это и к лучшему.



Нет, ни к чему вершить над собой насилие. Подкрепился жареной скумбрией и продолжаю. Может быть, по причине объёма съеденного, а может, потому что на сон грядущий отметил грядущее наступление полнолуния, всю ночь мучили кошмары. Оно и к лучшему, ибо иначе поутру меня могла одолеть лень или пагубное пристрастие к Интернету, и я никуда не поехал бы. А так решил: всё, старик, если ты и сегодня засунешь нос в ru-politics, крыша точно съедет. Всё, день без компьютера - к морю!



Перед тем как сесть в автобус и поехать на вокзал, купил бутылочку энергетического напитка. Такие напитки в широком ассортименте продаются не только в аптеках, но и в каждой лавке. Это снадобье представляет собой настойку шестилетнего красного женьшеня, пантокрина и японского древесного гриба. Три таких пузырька стоят столько же, сколько в среднем чашка кофе. Конечно, кофе я тоже выпил. Ехал в автобусе и тихо пел привязавшуюся песню из предыдущего поста. Девушка впереди с любопытством повернулась ко мне ухом.



Обратил внимание на то, что двери в автобусе, которые открываются внутрь, никакой вандал не откроет в противоположную сторону, потому что они удерживаются цепями. Раньше не замечал, а тут вдруг осознал, что видел эти цепи и прежде, но с самого начала воспринимал их как нечто само собой разумеющееся - и потому не выделял из ряда других явлений. Что вдруг заставило их увидеть, не знаю. Может, снадобье в сочетании с кофе; может, полнолуние; может, увиденное во сне...



Выход к железнодорожному полотну уставлен цветочными горшками: пассажир перед долгой поездкой должен прийти в умиротворённое состояние и сохранить доброе впечатление о покинутом месте.



Рядом с тревожным знаком, предупреждающем об опасности, расположилась карликовая сосна. Искусство выращивать комнатные деревья называется бонсай. Пассажир, севший в вагон, должен помнить о цветах и о маленькой сосне, а не о том, что произошло бы, если он, задумавшись, не заметил приближающегося поезда.



В поезде читал... впрочем, не буду говорить, что именно читал, поскольку мне стыдно признаться в том, что сколько бы я прежде ни брал эту книгу в руки, мне никогда не удавалось прочитать её с начала и до конца. Проглатывал несколько страниц и закрывал, в следующий раз начинал всё заново и так же заканчивал; читал с середины, с любого места наугад, пролистывал не глядя по нескольку страниц, возвращался... в общем вертел книгу, как мартышка - очки: не давалась и всё тут. Какой-то бойкий, ёрнический стиль, отступления невесть куда, пунктуация невиданная, инверсии, о которые спотыкаешься на каждом шагу - проза не проза, поэзия не поэзия... А между тем её - простите за пафос - следовало бы прочитать не только всякому филологу, но и всякому человеку с мало-мальским образованием, а уж петербуржцу - точно всякому. Что за книга, не скажу. Когда закончу, сделаю вид, будто прочитал её ещё в юности. А закончу скоро, ибо - пошла. Сел в поезд, раскрыл - и испытал потрясение. И ведь не просто гениально, а ещё и актуально донельзя.



Хеундэ. Встречает знакомая мелия - на этот раз вся покрытая цветами. В прошлый раз я написал, что ей 108 лет, но почему-то упустил из внимания, что это сакральное для индуистов и буддистов число. Столько же бусин в чётках, столько раз нужно повторить за один круг мантру со священным именем. Хотя я, конечно, понимаю, что мнения тут могут разделиться: одни склонятся к мысли, что на автора внезапно снизошла благодать, другие похмыкают и повздыхают со значением...



А вот от стаканчика вкусного кофе из автомата не отказался бы никто.



Готов спорить, что никто не угадает, что это за достопримечательность.



Шучу, конечно. Что ж тут догадываться - опять фестиваль песочной скульптуры. Но неужели прошёл год?! И что полезного я совершил за это время?
Или лучше спросить, сколько штанов протёр, всуе лязгая клавишами?



Вот и ответ...



Но полно, не стоит о грустном. Тем более, что вокруг веселье, народу собралась тьма, все приготовились слушать вечно живой рок-н-ролл!



О, если б мог выразить в звуке... Но не судьба: забойный рифф зазвучал неожиданно - уж если записывать, то с самого начала...



Дети штурмуют песчаную гору, съезжают с неё в пластмассовых корытцах, как мы со снежных гор.



Сказал "мы" и нисколько тому не удивился. Неужели кто-то из читающих эти строки не съехал бы сейчас с горы на санках? Естественно, съехал бы любой, потому и "мы".
И не к тому это я, что детство никуда от нас не уходит, а к тому, что это просто приятно и для здоровья полезно.



А детство, раз уж зашёл разговор, да, никуда не уходит. Я, например, родился под Мурманском, раннее детство провёл в Таллине (тогда с одно буквой н писалось) - даже, по свидетельствам родственников, по-эстонски говорил. А когда мне было три с небольшим, семья вернулась в Питер. Всю жизнь у моря - как не затосковать, его не видя? Вот и затосковал. А увидел горизонт - тоски как не бывало.



Говорят, кому-то пришло в голову намыть в Финском заливе острова и построить на них элитное жильё. Конечно, им со своих пляжей будет видно и море, и горизонт, и закат...



Скажу прямо: иногда я мечтаю встретить какого-нибудь колдуна и обучиться у него искусству лепить фигурки врагов и втыкать в них иголки. Мысль, не спорю, детская, но ведь, как мы говорили выше, детство никуда не уходит, правда? А лепить можно даже не фигурки, а целые фигуры из песка - например, на пляже в Cестрорецке, с которого будет открываться роскошный вид на намыв. Устроить фестиваль и лепить. А потом.... впрочем, довольно.



Да, кстати, непредугадываемое действительно свершилось. Из воды меня попёрли не позднее, чем через десять минут после того как я отчалил от берега, отплыл подальше и предался любимому занятию: перевернулся на спину и стал изображать раздувшийся труп (изображать его мне с годами всё проще). Подплыли спасатели на лодке, показывают: нельзя. Я им с любезной улыбкой по-корейски: кенчанаё, ёробундль, оныль мури мэу чоаё! - что как бы означает: всё нормально, господа, водичка сегодня очень хороша! Они головой мотают и опять руки крестом: нельзя. Я тогда сурово перешёл на английский и говорю: "Мой коллега слышал по радио, что с позавчерашнего дня купаться в море можно". Они отвечают: "No!" Что ж, ноу так ноу - ещё минут пять гордо поплескался у берега и пошёл сохнуть на ветерке...



Солнце тем временем село, и наступила странная тишина. Вдоль моря - дорога, по дороге движется толпа - и полная тишина. Сон...



Вернулся на пляж. Там очередной фестиваль. И год назад то же было. По сцене под звуки барабанов летают танцовщицы в национальной одежде. Над ними - полная луна. Специально, что ли, подгадывают? Вот шаманские души...



Если бы Куинджи был жив, он непременно написал бы картину "Корейская ночь" или "Луна над Восточным морем".
Уезжать не хочется. Надо когда-нибудь выбрать время и провести здесь всю ночь. Благодать обеспечена. Хотя и этого достаточно.
А напоследок - споёмте, друзья! Правда, мы это уже пели, но что с того? Споём ещё раз.

Tags: Южная Корея, море
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments