Владимир Андреев (vlapandr) wrote,
Владимир Андреев
vlapandr

Category:

О любви к отеческим гробам

Под патриотизмом принято понимать любовь к родной стране. Очевидно, что это определение требует уточнения, так как нелепо было бы любить родную страну в любом её проявлении, будь то пьяные бомжи, орущие по ночам под окнами гопники, чиновники-мздоимцы или народные избранники, предлагающие законопроекты, единственная ясная цель которых - свести народ с ума. Патриотизм в моём понимании - это любовь к родной стране в лучших её проявлениях (противоположностью чего является высмеивание или отрицание таковых проявлений) и болезненное неприятие худших её проявлений (в противоположность радостному их смакованию). Каждый раз перед отъездом в Россию перед мысленным взором у меня стоят первые, а по приезде бросаются в глаза вторые. Резкая перемена психологического состояния требует какого-то промежуточного пространства, своего рода шлюза. Обычно первым делом я отправляюсь на кладбище. Иногда на Смоленское, иногда в Лавру. Описывать это излишне: думаю, любой, если он не вандал или не сатанист, испытывает то же, что и остальные: покой, умиротворение, ощущение остановки времени и свободное скольжение сознания то в прошлое, то на века вперёд; а главное - особенно при виде стоящих рядом среди травы крестов, обелисков со звездами и плит с именами, которые носили при жизни дети разных народов, - понимание ничтожности всяких идейных разногласий.

Прохожий, бодрыми шагами
И я ходил здесь меж гробами,
Читая надписи вокруг,
Как ты мою теперь читаешь.
Намек ты этот понимаешь?
(c)

Кладбище

Впрочем, посетитель кладбища может чувствовать и что-то особенное, своё. Моё внимание, например, каждый раз привлекает какая-нибудь одна плита - имя покойного начинает бесконечно повторяться в сознании, перед глазами встаёт его воображаемое лицо, обстановка его жилья: на полках тазы, банки... Я вижу, как он, надев светлый плащ и шляпу, неторопливо спускается по лестнице, направляется утиной походкой в аптеку. Тротуар залит солнцем, небо вдали светлое. Он думает о жене, о том, как они будут вечером беседовать за столом - и, может быть, к ужину придёт дочка...

Вчера в Лавре в глаза мне бросилось имя не совсем обычное: Адольф Адович Ингельман. Он родился в 1878, а умер в 1936 году. Скорее всего, Ингельман это русифицированная фамилия Engelman. Её носило немалое число замечательных людей. Engel по-немецки - ангел. О судьбе Адольфа Адовича я ничего в Сети не нашёл, хотя он продолжает стучаться ко мне, будто кричит неслышно через стекло. Что-то хочет сказать...

Tags: Аквариум, Петербург
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments