January 5th, 2020

я

Несколько слов о восточной символике

Мой предыдущий пост, написанный три месяца назад, назывался "Ещё одно, последнее сказанье...". Это название подразумевало под собой грядущее окончание моей работы в южнокорейском университете и, как следствие, завершение деятельности в ЖЖ, интерес к которой со стороны немногочисленных читателей был обусловлен в основном именно корейской темой. О прочем мне вовсе нечего сказать, ибо о нынешней жизни я ничего не знаю. Ни как заработать миллион, ни как обустроить Россию. Вряд ли мои посты откроют что-либо новое и тем близким мне людям, которые могли бы стать моими друзьями и в реальной жизни: мы и без того единомышленники. Поэтому я и назвал пост "Ещё одно, последнее сказанье...". Но недавно я вспомнил о нём и подумал, что гораздо логичнее было бы озаглавить таким образом запись, посвящённую не красоте корейской осени, а окончательному возвращению домой, в Петербург. В противном случае у всякого, кто зайдёт в этот журнал, возникнет мысль, будто автор, уйдя на заслуженный отдых, то ли растворился в воздухе, то ли охмурил местную вдовушку, прикупил пару грядок под капусту, чеснок и перец, открыл торговлю кимчи, а о родных пенатах и думать забыл... Во избежание возникновения у читателей подобного впечатления следующий пост будет непременно о Петербурге, а этот - о красоте корейской осени и некоторых символах, связанных с природой.




Collapse )