Владимир Андреев (vlapandr) wrote,
Владимир Андреев
vlapandr

О ходе времени и особенностях памяти



Не хотелось бы изрекать банальности о быстротечности времени, но как их избежать, если я прилетел в Петербург ещё 27 декабря, а о том, как я провёл минувшую неделю, остались лишь смутные, обрывочные воспоминания, отчего мне кажется, будто я переступил порог дома не далее чем позавчера? Более того, если раньше четырёхчасовой путь от автобусного вокзала в Тэгу до Инчхонского аэропорта и последующие девять часов в самолёте воспринимались мною как довольно тягостное времяпрепровождение, на этот раз путешествие показалось на удивление коротким и даже приятным. Автобусную его часть я просто проспал, а полутёмный салон "Боинга" с горящими над креслами лампочками напоминал мне читальный зал библиотеки, только на сей раз я следил за похождениями не книжных персонажей, а киногероев. Посмотрел с перерывами на обед и ужин три фильма - тут и полёт подошёл к концу. А в Москве сразу на другой самолёт, и через час небольшим - ба-бах! - торжественный стук шасси о бетонную полосу, нарастающий шум тормозящего двигателя - и наконец тишина...



Первые два дня выпали из памяти начисто. Спешу разочаровать своих наиболее догадливых друзей: дегустация экзотического ликёра, изготовленного в Амстердаме из отборных листьев боливийской коки, имела место уже после новогоднего праздника, а до этого - исключительно чай и кофе.
А время в конце декабря летит быстро оттого, что световой день в Петербурге длится только шесть часов.



Вообще, конечно, надо бы вести дневник, тренировать память. Или делать так, чтобы дни были заполнены значимыми событиями, которые непременно будут запоминаться. А то остаток жизни пролетит так, что и не заметишь.
Вот, помню, на третий день я вышел вечером (тут сейчас всё время вечер) из дома и купил жене розу. Надеюсь, и она это будет помнить.



А вечером 31-го мы вместе купили ёлку. Пока жена с младшим сыном её устанавливали и наряжали, я готовил оливье... Потом, конечно, всю ночь пили с гостями шампанское. Что за разговоры вели, точно не скажу. Обычные новогодние.



А вот следующий день я помню досконально, едва ли не шаг за шагом. Гости разошлись, семья отправилась спать, а я занялся уборкой и мытьём посуды. А как за окном забрезжило утро, пошёл на улицу - встречать ненадолго выпавший снег.



Свернул с Большого проспекта на 2-ю и 3-ю линии, пошёл к Неве. Поясню насчёт линий, а то, казалось бы, все это знают, а всё равно то и дело встречаешь человека из другого города или даже района, который стоит, например, на той же 2-й линии и спрашивает, где 3-я. А всё дело в том, что на Васильевском острове есть обычные улицы (например, улица Шевченко) и линии, которые, согласно изначальному проекту, должны были стать берегами каналов, но стали просто сторонами безымянных в обычном смысле улиц. Исключением являются уютная Биржевая линия; очень красивая - в действительности бульвар с кустами сирени посередине - Менделеевская линия, Кадетская линия, от которой ведут начало перпендикулярные ей Большой, Средний и Малый проспекты; Косая линия, которая отходит по диагонали от Большого, и Кожевенная линия. Косая и Кожевенная - для любителей старинного промышленного пейзажа, остальные - для поклонников Блока, Ахматовой, Мандельштама, Бродского... Теперь главное. Кадетская линия - это только одна сторона улицы. Противоположная ей сторона называется 1-я линия. Параллельно Кадетской и 1-й линиям идут 2-я и 3-я линии (см. фото: слева 2-я, справа - 3-я), далее - 3-я и 4-я и так до 27 линии включительно. Что касается Биржевой, Менделеевской и Кожевенной линий, упомянутые названия носят обе стороны этих улиц. 6-я и 7-я линии носят неофициальное название Андреевский бульвар, поскольку на углу 6-й линии и Большого проспекта находится Андреевский собор.



На 3-ю линию выходит одной стороной здание Академии художеств, сад которой украшает памятник Петру Клодту.



Через дорогу находится Румянцевский или, как его раньше называли, Соловьёвский сад.



Справа Академия, слева - чугунная ограда сада.



Сворачиваем на (пока ещё) Университетскую набережную.



Питерские вороны любуются рябью на поверхности воды и падающими снежинками. Им тоже свойственно эстетическое чувство.



Метель всё сильнее. Ворона взмывает с гранитного парапета напротив Академии наук и носится над водой, подобно горьковскому буревестнику.



С противоположного берега за ним зорко наблюдают медные львы. Ещё несколько дней назад я любовался ими, проходя мимо, а сегодня, после того как я прочитал о планах перевода Санкт-Петербургского университета и Академии наук в какой-то посёлок под Гатчиной и выставления исторических зданий на торги, они вызывают у меня зловещие ассоциации. Мне трудно представить себе здание филологического и Восточного факультетов СПбГУ в виде очередной гостиницы, а знаменитый коридор Научной библиотеки им. М.Горького - в образе галереи бутиков.



Другое дело - Невский. Каждый раз, когда прилетаю в отпуск, нахожу его другим - и всё равно Невским. На месте привычной кондитерской - шикарное кафе "Север - Метрополь".



Выпил кофе, закусив грушевым пирожным. Как такое не запомнить?



Метель тем временем кончилась, снег начал таять. Я подумал, что многие из тех, кто отсыпается после новогодней ночи, и не узнают о том, что он был.



А с другой стороны, город хорош и без него - да и вообще в любую погоду и время. Так что закончу сейчас этот пост и сделаю себе подарок на день рождения: отправлюсь бродить по Невскому, ибо важнее для меня ныне ничего нет. Всем привет!

Tags: # Петербург
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 44 comments