Владимир Андреев (vlapandr) wrote,
Владимир Андреев
vlapandr

Categories:

Монастырь Унмунса

Впервые я приехал сюда ровно два года назад. Небо было в серых тучах, моросило, из монастырской лавки раздавались меланхоличные звуки виолончельной музыки - и никого вокруг... Не уверен, цвело ли тогда что-нибудь или нет. Должно было цвести - но в памяти не осталось. Туман, медленно сползающий с гор, - помню...

 

А в солнечный воскресный  день монастырский двор был, конечно, заполнен паломниками и туристами, и кто не испытывал трепета перед изваяниями Колеса Дхармы и Священного Лотоса, тот просто радовался цветущим магнолиям, сливам и азалиям.

 

А кто-то испытывал и те, и другие чувства...

 

Унмунса - женский монастырь, и в центре его расположено большое изображение Будды Шакьямуни, внушающее монахиням мысль о том, что все люди, стремящиеся к Пробуждению, являются его детьми, а значит и детьми всякого, кто станет буддой. И действительно, разве духовная связь не важнее генетического родства? Кто роднее ребёнку: приёмная мать, вложившая в него всю себя, поднявшая его на ноги, думающая о нём денно и нощно, - или алкоголичка, оставившая его в роддоме? Отчим, ощущающий его своим плоть от плоти, дух от духа, - или бегающий от алиментов папаша?

...Одно из сильнейших потрясений в жизни - девочка-первоклассница: "Владимир Павлович, будьте моим папой"...

 

Если увеличить фотографию слева и приглядеться, можно заметить сидящих на корточках и занятых работой монахинь в широкополых соломенных шляпах. Справа - результат их труда.

 

Монастырь был основан в 937 году. А этой сосне - 500 лет.

 

На горе рядом с монастырём  расположен небольшой храмовый комплекс. Подниматься туда не слишком легко, но и не очень трудно. Вот, даже дети поднимаются. Когда мы пришли туда, из главного храма доносились громкие голоса. Коллега прислушался - оказалось, идёт дискуссия.

 

Традиционная печь для сжигания мусора. Здесь, где птицы летают на уровне глаз, она приобретает символическое значение.  Как и всё остальное...

 
 
Если бы я владел корейским языком, я, конечно, принял бы участие в той дискуссии и сказал бы: 

Дорогие братья и сёстры! Взгляните сюда. Таким я представлял себе рай и теперь окончательно не знаю, чего мне ещё желать. Как бы ни сложилась моя дальнейшая судьба, где бы ни было суждено мне ещё оказаться: пусть даже в пятизвёздочном лондонском отеле или в шезлонге под пальмой на Ибице, - я всегда буду знать: мыслимый предел человеческих  желаний - эта деревянная скамейка на цветущем склоне горы, и все дороги ведут к ней. Обитательницы монастыря внизу создали внеземную гармонию, но и сотворённое ими кажется отсюда крохотным и маловажным, а значит, нам остаётся прорываться в иные миры или - что то же самое - каким-то образом раздвинуть свои черепные коробки, чтобы вместить то, что ослепит, оглушит, сведёт с ума и сожжёт нас, если предстанет перед нами во всём своём великолепии раньше времени. Давайте об этом и поговорим. 
Tags: Южная Корея, буддизм, природа, храмы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments