Владимир Андреев (vlapandr) wrote,
Владимир Андреев
vlapandr

Categories:

По следам Ким Ки Дока

Кто сегодня со мной? В машине места хватит на всех. Поедем в Чусанчжи. Это место, где Ким Ки Док снимал красивый и мудрый фильм "Весна, лето, осень, зима и снова весна". То, что я называю режиссёра Ким Ки Док, а не Ким Ки Дук, не позёрство, а стремление восстановить истину. Его действительно зовут Ким Ки Док, а тому, кто первым назвал его иначе, пусть будет совестно. Ибо из-за него добросовестные киноведы вынуждены писать совершенный абсурд: "Ким Ки Дук (правильно - Ким Ки Док)". Отчего сразу не писать правильно, без всяких скобок? Не поймут. Привыкли произносить иначе. Как "Хюндай" вместо "Хёндэ".

Друзья, машина называется "Хёндэ".
Выдающегося корейского кинорежиссёра зовут Ким Ки Док (если имя и фамилию произносить слитно - Ким Гидок, но уж никак не Ким Ки Дук)



Дорога на Чусанчжи. "Чжи" означает "пруд". Тот самый, который мы видели в фильме. А чтобы угадать, что означает первая часть названия, нужно знать, какими китайскими иероглифами она обозначается - объяснение, которое прежде неизменно повергало меня в тягостные раздумья, а ныне, ничуть не став понятнее, вызывает безмятежную эйфорию... А-а-а!!! Понял, понял, наконец!!! Это как, например, слово "мир" в русском языке. То ли это совокупность людей, живущих на земле, то ли отсутствие вражды между ними. А чтобы понять, что имел в виду Толстой, нужно пойти в библиотеку, где хранятся дореволюционные издания "Войны и мира", и посмотреть, через какую букву там написано слово "мир".

А в Чусанчжи мы поедем, конечно, не автостопом, а вместе с профессором И Гю Хваном.




Накануне опять похолодало. Свирепый ветер заволок небо тучами, придав вечернему пейзажу едва ли не зловещий вид.
Поскольку сегодня 13-е число и впридачу пятница, нетрудно предположить, что не обошлось без нечистой силы.



Утром заморосило. На ливень, который напрочь испортил бы грядущую поездку, у тёмных сил очевидно не хватило пороху.
А может, им стало совестно. Хотя вряд ли. Утром опять читал новости. Ну нет, чтобы хотя бы кому-нибудь из... Впрочем, не будем. Всему свой время. Тем более, что профессор И Гю Хван ещё две недели назад сказал, что Чусанчжи лучше всего выглядит после дождя.



Рис убрали. Зато яблоки, которыми славятся окрестности города Тэгу, до сих пор краснеют вдоль дороги.
Любовался ими, забыв обо всём - в том числе, и о камере.



А вот такое я пропустить не могу. От вида тумана в горах у меня по коже мурашки бегут.
С тех пор, как впервые увидел в Пиренеях, как рождаются облака.



Поднимаемся выше. Кажется, туман стал добрее. Да и зелёных тонов побольше. Вспомнил прошлогодний пикник в Ёндоке, когда внизу все деревья уже пожелтели, а наверху - почти лето.



Внизу был указатель, гласящий, что скоро будет территория национального парка. Должно быть, это он уже и есть.
Ибо к великолепию природы прибавилась ещё и красота рукотворная...



Туман выглядит совсем лёгким... Скоро конец пути...



Вот и Чусанчжи. Продавщица рыбного фарша на палочках сказала, что жёлтые цветы, которые растут у подножья горы, называются кукхва. Их заваривают, как чай. Посмотрел сейчас в словарь: 국화 - хризантема. Что-то не похоже. У нас они большие, белые или розовые, похожие на астры. И чай в России с ними не пьют. Хотя почему же? Как раз недавно пил китайский чай с хризантемой. Она так красиво распускается в стакане. А эти маленькие и жёлтые. Похоже, те цветы, которые до сих пор красуются на клумбах по всему кампусу - тоже хризантемы. Они жёсткие и легко выдерживают заморозки. А вот в тепле становятся мягкими и душистыми...



Профессор лакомится рыбным фаршем на палочке и запивает его бульоном. Я свою порцию уже умял.
Фарш называется японским словом одэн или корейским омук.
Профессор спросил меня, есть ли такие печки в России. Я ответил, что они были популярны во время гражданской войны и назывались "буржуйки". Хотя эта печка не совсем такая. От неё веет корейской стариной и крестьянской основательностью.
Тепло. Вставать не хочется. Размяк, как хризантема в чае...



Памятный знак в честь Ким Ки Дока и его шедевра. Знаменитые сцены из фильма то ли отчеканены, то ли отлиты в бронзе.
Рядом - фотография знакомого всему миру пруда. Чусанчжи и прежде было известно красотой и своеобразием, а теперь стало местом паломничества.



Справа от дорожки, ведущей к пруду, высится потрясающая монументальной мощью скала. Но если идти вперёд, задрав голову и любуясь вершинами скал, можно пропустить немало интересного под ногами.



Например, не заметить, как перебегает дорогу и прячется в траве бурундук.



Однако вершины гор в тумане - святое дело. Как тут смотреть под ноги?



Вот и пришли. Тот самый пруд. Осень...



Скоро деревья облетят, а вода покроется ледяной коркой...



А потом всё зазеленеет, и повсюду зацветут уже не хризантемы, а вишни и азалии...



А затем наступит жара, укрыться от которой можно будет под кронами ив, стоящих у самой воды.



Вернее, не стоящих. а застывших в танце.



Ивы, как и многое другое, кажутся мне иероглифами. Меня не покидает навязчивая идея о том, что их тоже можно прочитать.
Пока же, в предчувствии этого, просто перехватывает дыхание...



Эти ивы были посажены сто лет назад.



Но вспомним слова профессора Пятигорского: "Мы современны тому, что будет выбрано - с очень высокой степенью произвольности - нашим мышлением в качестве современного ему, нашему мышлению, объекта".
Вспомним - и усядемся под склонившиеся над водой зелёные ветви этих влюблённых ив, прислонимся к их стволам спиной, закроем глаза. Какое счастливое время выберем?



Хотя зачем искать счастье где-то в прошлом? Оно вполне может ожидать нас здесь и сейчас. Пусть даже сегодня и 13-ое число - и пятница впридачу. А эти новости... Поговорим о них потом. Всему своё время.
Tags: Южная Корея, кино, культура, природа
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 64 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →